понедельник, 10 февраля 2014 г.

Записки 365 № 14. "Кроваво-красное"

Записки 365 № 14. Кроваво-красное/Deep Red/
Les Frissons de l'angoisse /(Profondo rosso)

Италия, 1975.

Режиссер: Дарио Ардженто

Моя оценка: 8/10.

Хельга Ульманн, телепатка, во время Европейского конгресса по парапсихологии в Риме считывает мысли убийцы-маньяка, находящегося в зале. Некоторе время спустя ее находит зарезанной американский пианист Маркус Дейли, прогуливающийся  поздним вечером по улицам Рима. Маркус замечает некоторые детали в квартире Хельги Ульманн, которые наводят его на мысли о том, кто мог бы быть убийцей. Теперь маньяк охотится на Маркуса.

В фильме присутствует характерное для Ардженто отсутствие глубины кадра, когда почти все, что в кадре, находится в фокусе. Также в нем есть вынесение кино-кадра, как бы на театральную сцену,  где герои стоят в разных углах, такие маленькие на фоне огромного фонтана, далеко друг от друга, и выкрикивают слова, обмениваясь репликами, как с театральных подмостков, о чем-то философском.
Замечаю, что в фильмах Ардженто также нет диалогов тип "champs contre champs", когда попеременно две головы в двух разных планах разговаривают якобы друг с другом. Во время диалогов собеседники помещены в один кадр, что усиливает наше внимание и усложняет их взаимоотношения (как например, в кадре у фонтана, где герои являются друзьями, но такое огромное расстояние между ними заставляет задуматься о том, как будут развиваться эти отношения). 

Обилие насыщенных цветов, особенно красного. Контрасты. Истории с переодеваниями, феминизированные мужчины-трансвиститы, гомосексуализм и актерство.

А также излюбленный архитектурный стиль режиссера арт-нуво, который ассоциируется со зловещей загадочностью дома с привидениями, дурманом и дьявольщиной.

Эти основные режиссерские черты вызывают во мне восторг. Фильм ужасен по содержанию, но опять-таки, как и в случае с "Суспириа", мы впадаем в детство, где слушаем сказку про то, как "в черной-черной комнате стоял черный-черный гроб". 

Акцент "Кроваво-красного" приходится на травму о детских воспоминаниях. Миз-ан-сцена дополняется песенкой из детства, изуродованными пупсами и зловещими детскими рисунками.

Фильм аппелирует к Хичкоку, например к "Вертиго", и не только потому что глаз крупным планом дает ощущение головокружения, но и неотрывное ощущение того, что мы наблюдаем за тем, что кто-то постоянно за кем-то наблюдает.

Одним словом, надо смотреть, бояться и восклицать: "Ардженто - полный псих!"

Комментариев нет: